Клуб любителей аудиокниг

Телефон:
В вашей корзине 38 товаров
Главная Поиск Написать письмо Карта сайта Версия для печати

Аудиокниги

Всё об аудиокнигах

Аудиокниги — это литературные произведения, обычно начитанные человеком и записанные на любой носитель. В записи аудиокниг принимают участие чтецы, актеры и дикторы, звукооператоры, звукорежиссеры и другие специалисты. Аудиокниги могут быть с шумовым и музыкальным оформлением. Радиоспектакли и радиопостановки являются прямыми предками аудиокниг.

Клуб любителей аудиокниг приветствует Вас на портале, посвященному аудиокнигам!

Авторизация

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Информация

  Скидки и акции
  Оплата и доставка
  Вопросы и ответы
  Обратная связь
  Карта сайта

Рассылка



Сегодня

18.06.2019

  Календарь

Курс валюты

$1 = 32.9657
€1 = 39.8390

Авторы

Авторы в алфавитном порядке

 

Гоголь Николай Васильевич

Аудиокниги (скачать):




<p>В первое время, когда, исследуя последние факты деятельности Гоголя, предполагалось, что она представляет два периода: один, где он служил прогрессивным стремлениям общества, и другой, когда он стал открыто на стороне неподвижного консерватизма.</p>

<p>Более внимательное изучение биографии Гоголя, особенно его переписки, раскрывавшей его внутреннюю жизнь, показало, что как, по-видимому, ни противоположны мотивы его повестей, «Ревизора» и «Мертвых душ», с одной стороны, и «Выбранных мест» — с другой, в самой личности писателя не было того перелома, какой в ней предполагался, не было брошено одно направление и принято другое, противоположное; напротив, это была одна цельная внутренняя жизнь, где уже в раннюю пору были задатки позднейших явлений, где не прекращалась основная черта этой жизни — служение искусству; но эта личная жизнь была надломлена теми противоречиями, с какими ей пришлось считаться в духовных началах жизни и в действительности.</p>

<p>Гоголь не был мыслителем, но это был великий художник. О свойствах своего таланта сам он говорил: «У меня только то и выходило хорошо, что взято было мной из действительности, из данных, мне известных»….. «Воображение мое до сих пор не подарило меня ни одним замечательным характером и не создало ни одной такой вещи, которую где-нибудь не подметил мой взгляд в натуре». Нельзя было проще и сильнее указать ту глубокую основу реализма, которая лежала в его таланте; но великое свойство его дарования заключалось и в том, что эти черты действительности он возводил «в перл создания». И изображённые им лица не были повторения действительности: они были целыми художественными типами, в которых была глубоко понята человеческая природа.</p>

<p>Его герои, как редко у кого-либо другого из русских писателей, становились нарицательными именами, и до него в нашей литературе не было примера, чтобы в самом скромном человеческом существовании была открываема так поразительно внутренняя жизнь.</p>

<p>Другая личная черта Гоголь заключалась в том, что с самых ранних лет, с первых проблесков молодого сознания его волновали возвышенные стремления, желание послужить обществу чем-то высоким и благотворным; с ранних лет ему было ненавистно ограниченное самодовольство, лишённое внутреннего содержания, и эта черта сказалась потом, в 1830-х, сознательным желанием обличать общественные язвы и испорченность, и она же развилась в высокое представление о значении искусства, стоящего над толпой как высшее просветление идеала…</p>

<p>Но Гоголь был человеком своего времени и общества. Из школы он вынес немного; не мудрено, что у юноши не было определённого образа мыслей; но для этого не было задатка и в его дальнейшем образовании. Его мнения о коренных вопросах нравственности и общественной жизни оставались патриархально-простодушными.</p>

<p>В нём созревал могущественный талант, — его чувство и наблюдательность глубоко проникали в жизненные явления, — но его мысль не останавливалась на причинах этих явлений. Он рано был исполнен великодушного и благородного стремления к человеческому благу, сочувствия к человеческому страданию; он находил для их выражения возвышенный поэтический язык, глубокий юмор и потрясающие картины; но эти стремления оставались на степени чувства, художественного проницания, идеальной отвлечённости — в том смысле, что при всей их силе Гоголь не переводил их в практическую мысль улучшения общественного, и когда стали указывать ему иную точку зрения, он уже не мог понять её…</p>

<p>Все коренные представления Гоголя о жизни и литературе были представления Пушкинского круга. Гоголь вступал в него юношей, а лица этого круга были уже люди зрелого развития, более обширного образования, значительного положения в обществе; Пушкин и Жуковский — на верху своей поэтической славы. Старые предания Арзамаса развились в культ отвлечённого художества, приводивший в конце концов к удалению от вопросов действительной жизни, с которым естественно сливался консервативный взгляд в предметах общественных.</p>

<p>Кружок преклонялся перед именем Карамзина, увлекался славою России, верил в будущее её величие, не имел сомнений относительно настоящего и, негодуя на недостатки, которых нельзя было не видеть, приписывал их только недостатку в людях добродетели, неисполнению законов. К концу тридцатых годов, ещё при жизни Пушкина, начался поворот, показывавший, что его школа перестала удовлетворять возникавшим новым стремлениям общества.</p>

<p>Позднее кружок все больше уединялся от новых направлений и враждовал с ними; по его идеям, литература должна была витать в возвышенных областях, чуждаться прозы жизни, стоять «выше» общественного шума и борьбы: это условие могло только сделать её поприще односторонним и не очень широким…</p>

<p>Художественное чувство кружка было, однако, сильно и оценило своеобразный талант Гоголя, кружок приложил заботы и о его личных делах…</p>

<p>Пушкин ожидал от произведений Гоголя больших художественных достоинств, но едва ли ожидал их общественного значения, как потом не вполне его оценивали друзья Пушкина и как сам Гоголь готов был отрицаться от него…</p>

<p>Позднее Гоголь сблизился с кругом славянофильским, или собственно с Погодиным и Шевыревым, С. Т. Аксаковым и Языковым; но он остался совершенно чужд теоретическому содержанию славянофильства, и оно ничем не повлияло на склад его творчества. Кроме личной приязни, он находил здесь горячее сочувствие к своим произведениям, а также и к своим религиозным и мечтательно-консервативным идеям. Но потом в старшем Аксакове он встретил и отпор ошибкам и крайностям «Выбранных мест»…</p>

<p>Самым резким моментом столкновения теоретических представлений Гоголя с действительностью и стремлениями просвещённейшей части общества было письмо Белинского; но было уже поздно, и последние годы жизни Гоголь прошли, как сказано, в тяжкой и бесплодной борьбе художника и пиетиста. Эта внутренняя борьба писателя представляет не только интерес личной судьбы одного из величайших писателей русской литературы, но и широкий интерес общественно-исторического явления: на личности и деятельности Гоголь отразилась борьба нравственно-общественных элементов — господствующего консерватизма, и запросов личной и общественной свободы и справедливости, борьба старого предания и критической мысли, пиетизма и свободного искусства.</p>

<p>Для самого Гоголь эта борьба осталась неразрешённой; он был сломлен этим внутренним разладом, но тем не менее значение основных произведений Гоголь для литературы было чрезвычайно глубокое. Не говоря о чисто художественных достоинствах исполнения, которые после Пушкина ещё повысили уровень возможного художественного совершенства у писателей, писавший позже Гоголя, его глубокий психологический анализ не имел равного себе в предшествующей литературе и открывал широкий путь наблюдений, каких делалось так много впоследствии.</p>

<p>Даже его первые произведения, столь строго потом осуждаемые им «Вечера», без сомнения, немало способствовали укреплению того любящего отношения к народу, которое так развилось впоследствии. «Ревизор» и «Мёртвые души» были невиданным до тех пор пламенным протестом против ничтожества и испорченности общественной жизни; этот протест вырывался из личного нравственного идеализма, не имел никакой определённой теоретической основы, но это не помешало ему произвести поражающее впечатление нравственно-общественное.</p>

<p>Исторический вопрос об этом значении Гоголя, как было замечено, до сих пор не исчерпан. Называют предрассудком мнение, что Гоголь был у нас пионером реализма или натурализма, что им сделан был переворот в российской литературе, прямым последствием которого является литература второй половины XIX века — начала XX века; говорят, что эта заслуга Пушкина, а Гоголь только следовал общему течению тогдашнего развития и представляет лишь одну из ступеней приближения литературы из заоблачных высот к действительности, что гениальная меткость его сатиры была чисто инстинктивная и произведения его поражают отсутствием каких-либо сознательных идеалов — вследствие чего он и запутался потом в лабиринте мистико-аскетических умствований; что идеалы позднейших писателей не имеют с этим ничего общего и потому Гоголь с его гениальным смехом и его бессмертными творениями никак не следует ставить впереди нашего века.</p>

<p>Но в этих суждениях есть ошибка. Прежде всего, есть разница между приемом, манерой натурализма и содержанием литературы. Известная степень натурализма восходит у нас ещё к XVIII веку; Гоголь не был здесь новатором, хотя и здесь шёл уже дальше Пушкина в приближении к действительности.</p>

<p>Но главное было в той яркой новой черте содержания, которая до него, в этой мере, не существовала в литературе. Пушкин в своих повестях был чистым эпиком; Гоголь — хотя бы полуинстинктивно — является писателем социальным. Не важно, что его теоретическое мировоззрение оставалось неясным; исторически отмеченная черта подобных гениальных дарований бывает та, что нередко они, сами не отдавая себе отчета в своем творчестве, являются глубокими выразителями стремлений своего времени и общества.</p>

<p>Одними художественными достоинствами невозможно объяснить ни того энтузиазма, с каким принимались его произведения в молодых поколениях, ни той ненависти, с какою они встречены были в консервативной толпе общества. Чем объясняется внутренняя трагедия, в которой провёл Гоголь последние годы жизни, как не противоречием его теоретического мировоззрения, его покаянного консерватизма, с тем необычайным социальным влиянием его произведений, которого он не ждал и не предполагал?</p>

<p>Произведения Гоголя совпадали с зарождением социального интереса, которому они сильно послужили и из которого после уже не выходила литература. Великое значение Гоголя подтверждается и отрицательными фактами. В 1852 за небольшую статью в память о Гоголе Тургенев был подвергнут аресту в части; цензорам велено было строго цензуровать все, что пишется о Гоголе; было даже запрещено говорить о Гоголе. Второе издание «Сочинений», начатое в 1851 самим Гоголем и не оконченное вследствие этих цензурных препятствий, могло выйти только в 1855—1856…. Связь Гоголя с последующей литературой не подлежит сомнению.</p>

<p>Сами защитники упомянутого мнения, ограничивающего историческое значение Гоголя, признают, что «Записки охотника» Тургенева являются как бы продолжением «Мертвых душ». «Дух гуманности», отличающий произведения Тургенева и других писателей после Гоголя, в среде русской литературы никем не был воспитан более Гоголя, например, в «Шинели», «Записках сумасшедшего», «Мертвых душах».</p>

<p>Точно так же изображение отрицательных сторон помещичьего быта сводится к Гоголю. Первое произведение Достоевского примыкает к Гоголю до очевидности, и т. д. В дальнейшей работе новые писатели совершали уже самостоятельные вклады в содержание литературы, как и жизнь ставила и развивала новые вопросы, — но первые мысли были даны Гоголем.</p>

<p>Делались определения Гоголя с точки зрения его украинского происхождения: последним объясняемо было до известной степени его отношение к русской жизни. Привязанность Гоголя к своей родине была очень сильна, особенно в первые годы его литературной деятельности и вплоть до завершения второй редакции «Тараса Бульбы», но сатирическое отношение к русской жизни, без сомнения, объясняется не его национальными свойствами, а всем характером его внутреннего развития.</p>

<p>До сих пор не известно ни одного сочинения Гоголя, написанного по-украински. По сообщению современника, Николая Данилевского, Гоголь выступал за упрочение и использование в литературе только русского языка: «Нам… надо писать по-русски, надо стремиться к поддержке и упрочению одного, владычного языка для всех родных нам племён. Доминантой для русских, чехов, украинцев и сербов должна быть единая святыня — язык Пушкина, какою является Евангелие для всех христиан, католиков, лютеран и гернгутеров… Нам, малороссам и русским, нужна одна поэзия, спокойная и сильная, нетленная поэзия правды, добра и красоты. Русский и малоросс — это души близнецов, пополняющие одна другую, родные и одинаково сильные. Отдавать предпочтение одной в ущерб другой, невозможно» [2].</p>

<p>Несомненно, однако, что в творчестве писателя сказались также и украинские черты. Такими считают особенности его юмора, который остался единственным образцом в своём роде в русской литературе. Украинское и русское начала счастливо слились в этом даровании в одно, в высшей степени замечательное явление.</p>




Алфавитный список произведений Николая Васильевича Гоголя.

Авторская исповедь
Ал-Мамун
Альфред
Аннунциата
Арабески
«Борис Годунов», поэма Пушкина
Вечер накануне Ивана Купала
Вечера на хуторе близ Диканьки
Взгляд на составление Малороссии
Вий
Владимир третьей степени
Выбранные места из переписки с друзьями
Ганц Кюхельгартен
Гетьман
Две главы из малороссийской повести «Страшный Кабан»
Девицы Чабловы
«Дождь был продолжительный…»
Женитьба
Заколдованное место
Записки сумасшедшего
Иван Фёдорович Шпонька и его тётушка
Италия
Игроки
Коляска
Лакейская
Майская ночь, или утопленница
Мёртвые души
Миргород
Наброски драмы из украинской истории
Невский проспект
Несколько слов о Пушкине
Нечто о Нежине, или Дуракам закон не писан — юношеская сатира. не сохранилась
Нос
Ночи на вилле
Ночь перед Рождеством
Об архитектуре нынешнего времени
О движении журнальной литературы в 1834 и 1835 году
О малороссийских песнях
О «Современнике»
О сословиях в государстве
<отрывок из неизвестной драмы>
Отрывок из письма, писанного автором вскоре после первого представления «Ревизора» к одному литератору
отрывок
Петербургские записки 1836 года
Петербургские повести
Повесть о капитане Копейкине
Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем
Портрет
Пропавшая грамота
Размышления о Божественной Литургии
Ревизор
Рецензии из «Современника»
Рецензии, не вошедшие в «Современник»
Рим
Рудокопов
Скульптура, живопись и музыка
Семён Семёнович Батюшек
Сорочинская ярмарка
Старосветские помещики
Страшная месть
Страшная рука
Тарас Бульба
Театральный разъезд после представления новой комедии
1834
Тяжба
Утро делового человека
«Фонарь умирал…»
Что это?
Шинель
Учебная книга словесности для русского юношества


Аудиокниги и радиоспектакли на дисках, аудиокниги скачать, сопутствующие товары

Клуб любителей аудиокниг рекомендует

Аудиокниги (на дисках)

  Все аудиокниги в каталоге "Аудиокниги (на дисках)"

Аудиокниги (скачать)

  Все аудиокниги в каталоге "Аудиокниги (скачать)"

Сопутствующие товары

  Все сопутствующие товары

Реклама

Место для рекламы

По поводу размещения рекламы обращайтесь по электронной почте: club@abookclub.ru

Разработка сайта kononov.studio

Клуб любителей аудиокниг

© Клуб любителей аудиокниг
(аудиокниги, радиоспектакли, интернет библиотека, радио, форум, магазин)